Юрий Чесноков | Мой путь в большой спорт

Просмотров: 1054
Чеснонов Юрий (род, в 1933 г.) — заслуженный мастер спорта, шестикратный чемпион СССР, двукратный чемпион мира, бессменный (с 1959 г.) капитан сборной команды Советского Союза по волейболу.

В чемпионате СССР 1966 г. и на турнире "Трех континентов" 1969 г. был признан лучшим игроком среди всех участников. На чемпионате мира 1960 г. вошел в символическую сборную команду мира; на первенстве мира 1962 г. награжден специальным призом, как сильнейший нападающий игрок. Печать и специалисты отмечают атлетичесное развитие Ю. Чеснокова, благодари чему „мощь удара у него необычайная" - так, например, заявил технический советник Марокканской федерации волейбола Раймон Наоиньол. На снимке запечатлен момент игры Ю. Чеснокова на первенстве мира 1962 года.


Юрий Чесноков | Мой путь в большой спорт


ЭТО БЫЛ страшный день в моей мальчишеской жизни. И сейчас, когда мне предложено рассказать о том, что открыло для меня дорогу в большой спорт, этот день особенно живо встает в моей памяти, На танцы школу я пришел в новенькой шелковой полурукавке, в коротких штанишках и чулках-гольфах. Но моя худоба, руки и ноги даже без намека на мышцы, остро торчащие и готовые прорвать кожу суставы локтей и коленей, согнутая спина — все на этот раз, по-видимому, особенно бросалось в глаза. Мое появление было встречено смехом, затем последовали реплики одна другой обиднее. Ребята изощрялись в эпитетах и сравнениях, Я не выдержал, убежал и дома рыдал так, как никогда в своей жизни Плакала со мной и мать. Она тоже была охвачена моим горем.

Другой бы на моем месте просто отмахнулся от происшедшего, с кем мог рассчитался бы на кулаках. Но я случай этот переживал с непередаваемой болью, И вот почему. С детских лет отец ввел меня в среду спортсменов, и прежде всего в среду борцов. Я бывал с ними на соревнованиях, еще мальчишкой исполнял обязанности судьи при участниках. Безотчетно я стал видеть в борцах олицетворение физической силы и телесной красоты человека, Я любовался их атлетическим развитием, проявлением силы. Мне они казались счастливейшими людьми, какими-то избранниками природы.
И вот на таком атлетическом фоне — я, столь безжалостно обиженный судьбой.
Каких только прозвищ и сравнений не наслушался я в школьные годы за свой внешний облик!

В 14 лет я был гигантом в 180 сантиметров, а весил всего 53 килограмма. Играя в хоккей в юношеской команде «Металлург», я быстро бегал, но не имел сил бросить шайбу — она ползла у меня, а не летела.

Как-то раз в зале «Динамо» я осмелился побороться. Моим партнером был мой школьный товарищ Ганчук, не достававший мне до плеча. Он сразу сорвал меня в партер, заложил допускавшийся тогда «косой захват» и раз семь, как резиновую куклу, перебросил через голову.
Физическая неполноценность — как это ужасно для юноши! Какие гнетущие мысли, апатию ко всему, и в том числе к учебе (да!), порождает у него такое явление. Каким тяжелым бременем на его жизненном пути становится оно!

Я все это пережил,..
Вечером того дня, с описания которого я начал свой рассказ, слезы отчаянья неожиданно сменились слезами надежды. Родилась затаенная вера в желанное будущее. Я начал тот путь в своей жизни, который для себя называю «мои неповторимые годы». Это был период четырнадцатилетней непрерывной борьбы за свое физическое перерождение и совершенствование, время вхождения в большой спорт и все-захватывающей борьбы в нем.
В тот вечер между мною и отцом-другом был заключен наступательный союз на природу, Доводы, живые примеры отца были слишком убедительны, а мое желание стать настоящим парнем — безгранично.

От меня требовалась готовность отдать себя на долгие годы ежедневным гимнастическим занятиям. Только в таком случае отец гарантировал положительные результаты. Он не обещал чудес —ни Аполлоном, ни Гакеншмидтом я при моих длинных рычагах, мелкой кости не стану, но, что я со временем не побоюсь выйти в майке и трусах ча народ, в этом отец меня убедил.

В научно-исследовательском институте физкультуры я прошел всестороннее медицинское обследование, Заключение было положительным: я здоров, могу приступить к занятиям, ощутимое мышечное развитие возможно, но потребует длительных и систематических упражнений.
И ВОТ в моих руках самый примитивный снаряд — простая резиновая лента, или медицинский бинт, продающийся в любой аптеке. С ним я делаю свои первые шаги в атлетической гимнастике, с ним, скажу здесь же, я неукоснительно ежедневно упражняюсь и теперь, спустя 14 лет; с ни/* я не расстанусь ни на один день и после того, как закончу свой путь в спорте. Да! Для меня в этом куске резины оказалась чудодейственная сила. Бинт по своему удобству предоставлял возможность неограниченного выбора упражнений и избранного воздействия на любую мышцу тела, давал возможность дозировать упражнения как по количеству раз, так и по степени напряжения мышц. Упражняясь с бинтом, я познавал свое тело, видел, на какую мышцу какое упражнение действует, воспитал в себе способность ощущать степень мышечного напряжения. Все это помогло мне осознанно строить свою систему упражнений, варьируя их; а позднее позволило выйти из повседневной опеки отца-руководителя и стать на путь самостоятельной работы.

Резиновый бинт,— это было начало. И только примерно через 4 месяца я был допущен к легким гантелям, еще позднее— к гантелям среднего веса. Затем в систему упражнений была включена штанга и, наконец, весовые гири. Как только позволяла погода, я начинал на воле бросать вверх и ловить легкоатлетическое ядро и крутить молот. Слабая спина и непомерно узкие плечи заставляли меня уделять этим снарядам особое внимание.
Шли месяцы, годы. Гимнастика, а теперь уже и спорт стали неотъемлемой частью режима моей личной жизни. Отец и мать — каждый по-своему — всемерно содействовали моим занятиям, и это имело для меня огромное значение.

Я честно выполнял свое обязательство по договору с отцом. Ему ни разу не пришлось понукать меня. Решающим в этом отношении на первых порах было мое всеобъемлющее желание стать физически развитым и сильным. Но здесь проявилось и другое. Я ясно осознавал, что эти систематические занятия гимнастикой, подчиненные непреоборимой идее физического совершенствования, твердый режим — все это, со своей стороны, воспитывало у меня волю, настойчивость, упорство.

Окончив военную академию и работая инженером, я со своим товарищем по учебе и спорту Г. Волочковым оборудовал незатейливое место, чтобы в перерывах «тянуть» там резину, в то время как остальные сотрудники «отдыхали», давясь табачным дымом.
Были периоды, когда я для специальной тренировки вместо дачи оставался жить в Москве и в 7 утра, задолго до прихода слушателей, являлся в академию, чтобы только позаниматься на снарядах и со штангой. Мой чемодан «с железом» (молот и прочее) побывал со мной во многих домах отдыха.
Летом 1948 года я отдыхал на взморье в Риге. Утренняя гимнастика, а затем упражнения с ядром и молотом занимали значительную часть моего дообеденного времени. Это было в Дзинтари, на лужайке против дома отдыха «Спартак». Здесь произошла моя встреча с многократным чемпионом и рекордсменом Советского Союза штангистом Яном Спарре. На вопрос: выйдет ли из меня толк (я подразумевал лишь мышечное развитие) — Спарре, видя мою настойчивость в занятиях, Ответил;
— При таком фанатизме выйдет не просто толк, а большой толк.
Славный ветеран и не думал, конечно, как он окрылил меня своими словами, какие надежды заронил в мое сердце.

ТОВАРИЩИ по команде тоже иногда называют меня фанатиком.
Нет! Это не фанатизм. Если а первые годы занятий я действительно был одержим стремлением «к мышцам», то потом это переросло в другое. Я воочию убеждался в результативности упражнений. Из безмышечного скелета я превращался в настоящего парня. Тяжелые дни сомненья, неверия в то, что я хоть в какой-то мере смогу походить на своих из-бранников-борцов, остались позади.
Вспоминаю 1952 год. Появившийся рельеф мышц начал резко оттенять опущение у меня левого плеча — результат сидения в школе за низкой партой. Пришлось обратиться в институт физиотерапии. И какое же это было неуемное счастье, когда осматривавшая меня профессор Вероника Валентиновна Гориневская спокойным голосом велела сестре занести в мою регистрационную карточку: «Тип атлетический». Поймите меня, я стал атлетическим типом!

Наглядность результатов в мышечном развитии, сознанье победы над физической неполноценностью явились стимулом к дальнейшей работе над собой, еще более целенаправленной и еще более упорной. Я продолжал ее изо дня в день, из года в год.
И это не был просто фанатизм. Занятия гимнастикой стали для меня насущной физиологической потребностью, чем-то органически вошедшим в мою жизнь.

За долгие годы моих непрерывных занятий гимнастикой я пропустил буквально считанные дни. В 1958 году я вынужден был лечь на операцию в госпиталь. В силу перенапряжения в прыжках и приседаниях (положение нападающего и основного блокирующего в команде требовало усиленных упражнений) у меня получилось расширение вен на ногах. В дни, пока меня готовили к операции, я занимался гимнастикой, вызывая удивление у обитателей палаты. После операции, как только было дано разрешение ходить, занятия возобновились. Мой хирург до операции высказал мнение, что с волейболом, вероятно, придется покончить. Но я через два месяца по выходе из госпиталя уже играл в команде — требовали обстоятельства. А сам хирург, прихватывая других врачей, стал частым посетителем соревнований; его сынишка начал играть в юношеской команде ЦСКА и, конечно, заниматься дома с резиной.

Я не рисуюсь, не преувеличиваю, говоря о воспитанной в себе органической потребности к ежедневным занятиям. Я хотел бы привести по этому поводу слова летчика-космонавта Ю. А. Гагарина: «Мое первое утро после возвращения из космического полета началось, как и всегда, с физической зарядки. Привычка к утренней гимнастике стала необходимостью, и еще не было случая, когда бы я пренебрег ею».

Если в начале занятий я думал только о наращении мышц, то вскоре после атлетического оформления поставил своей целью и развитие силы. И, пожалуй, основной в этом отношении «пружиной» было само собой возникшее желание достичь хоть каких-нибудь успехов в волейболе, настоящий путь в котором я начал в молодежной команде ЦСКА в 1951 году,, когда мне было уже 18 лет.

Я ясно сознавал, что ни в каком отношении не принадлежал к числу тех, перед которыми в спорте открывается легкий путь за счет их природных данных или таланта. Кроме роста 180 сантиметров, у меня для волейбола ничего не было, а спортивная страсть уже делала свое дело. Я чувствовал, понимал, что прежде всего мне была нужна разносторонняя сила как база для всего остального. И вот в системе своих занятий я начал делать акцент на силовые упражнения. Мышечный аппарат к этому был у меня уже достаточно подготовлен. Описание методики моих занятий не входит в план этой статьи. Скажу только, что все возможное в домашних условиях — гантели от легких до тяжелых, гири, штанга, отжимания, акробатические упражнения — было мною использовано.

Но и это было не все. Следовало добиваться спайки силы отдельных групп мышц в одно целое — организм должен быть силен в целом. Гимнастические снаряды, баскетбол, хоккей и, наконец, борьба — все было призвано мною служить общей цели. Это же давало мне и ловкость, воспитывало координацию движений, выносливость. Не все здесь шло гладко. В лице некоторых своих тренеров я встретил ярых противников силовых упражнений в волейболе. Они утверждали, что это «закрепощало» мышцы, лишало их должной эластичности, способности к быстрому действию. Я то и дело слышал окрики: «Прекрати ты тянуть- свою резину!» Для них атлетизм в волейболе был неприемлем. Но я и тянул резину и занимался с гирями.

Помню курьезный случай. В зале в ожидании начала матча на первенство академий игроки моей команды «баловались» — кто на гимнастических снарядах, кто пытался что-то сделать с двухпудовиками. В свою очередь, «пошутил» и я: подойдя к двойникам, взял в руки по гире и попеременно выжал каждую по 10 раз. Случайным свидетелем этого оказался один из моих тренеров, особо рьяный противник «мышечного закрепощения». Схватившись за голову, он с жестом теперь уже шутливого отчаянья отошел от меня.

Да. Я становился сильным. В хоккее шайба у меня уже не тащилась, как когда-то, по льду дохлой лягушкой, а неслась со свистом. Заслуженный мастер спорта А. Карапетян, у которого я занимался борьбой только для силового развития, настоятельно рекомендовал мне бросить волейбол и перейти на ковер, обещая сделать из меня «большого борца». А тот школьный товарищ В. Ганчук, который когда-то обрабатывал меня на ковре, как цыпленка, увидев мою игру с двухпудовиками во время съемки для телевидения, только развел руками: «Какой же машиной ты, Юрка, стал!»
Это сказано было, конечно, слишком громко. Но я мог уже, например, крутить 7,5-килограммовый молот вокруг головы и правой и левой рукой по 25 раз, в фиксированном положении — сидя на земле — вращать его двумя руками по 25 раз в каждую сторону. Для таких упражнений нужна не просто силенка. Быть может, здесь уместно будет рассказать и о таком случае. Во время пребывания в военно-инженерной академии я проходил производственную практику. Ребята-шахтеры относились ко мне очень дружелюбно. Но, когда мне предстояло взяться за отбойный молоток, они, сильные и выносливые люди, настроились на веселый лад, ожидая, что у меня ничего не получится и я быстро «скисну».

Руководитель бригады предупредил меня о таком настроении ребят. Скажу откровенно, я нервничал, но готовился к работе по-спортивному — серьезно и вдумчиво. И тем, что эта проба была выдержана мной «на большой», как сказали после третьего дня сами шахтеры, я был обязан только занятиям атлетической гимнастикой, давшей мне и силу, и выносливость, и умение владеть телом.
Именно эти ежедневные интенсивные занятия позволили мне с полной нагрузкой проводить в ответственных турнирах тяжелые 2—3-часовые игры и на следующий день быть готовым к новой борьбе, тогда как «чистым» волейболистам требовался больший восстановительный период.
Все это, быть может, очень относительные показатели. Но вот только хотя бы несколько сравнительных показателей борца-чемпиона Коткаса и моих по официальным данным отдела врачебного контроля Научно-исследовательского института: становая сила у Коткаса 250, а у меня 210, сила кисти соответственно 66 и 64, емкость легких 5900 и 6400, белоо 66,5 и 62.

Я осмелился прибегнуть к сравнению с таким выдающимся атлетом, как Коткас, конечно, не с тем, чтобы показать себя, а чтобы еще раз подтвердить результативность атлетической гимнастики. Кстати, только корригирующие упражнения позволили мне в значительной степени выправить опущение плеча, о чем я упомянул выше.

У меня хранится газетная вырезка «...В результате правильно поставленной :спортивной тренировки выносливость человека может подниматься в сорок, пятьдесят и больше раз. Способности человека к силе и скорости могут быть увеличены с помощью спорта в три-четыре раза».

Юрий Чесноков | Мой путь в большой спорт



Истину этих положений я познал на себе. Но пришел я к своим показателям не через спорт. Решающую роль для меня сыграла атлетическая гимнастика во всех ее формах и проявлениях. Это она,; сделав меня «парнем в майке», поставила меня на ноги, вв|ела в спорт и обеспечила в нем достижение достаточно высоких успехов. На своем примере я лишний раз убедился, что в большой спорт можно войти не только будучи талантом.
И вот я часто думаю: какая лавина советской молодежи непрерывно вливалась бы в спорт, если бы здоровая влюбленность в сильное тело, присущее каждому юноше стремление к атлетическому развитию находили своевременное и практическое претворение!
Я глубоко убежден, что ежедневная гимнастика гигиенической и атлетической направленности должна быть положена в основу физического воспитания школьников, прочно войти в быт. И это, больше чем что-либо другое, привлечет молодежь к спорту, обеспечит успехи в нем.
\

Волейбол СССР

  • Обратная связь

Советский волейбол

1927 волейбол, 1935 волейбол, 1937 волейбол, 1957 волейбол, 1958 волейбол, 1964 волейбол, 1968 волейбол, 1975 волейбол, 1976 волейбол, 1978 волейбол, 1982 волейбол, 1988 волейбол, Александр Банов, Александр Белоногов, Александр Ермилов, Александр Кармановский, Александр Маментьев, Александр Портной, Александр Поташник, Александр Русанов, Александр Савин, Александр Таль, Александр Цимлов, Александра Чудина, Александра Шебанова, Алексей АФАНАСЬЕВ, Алексей Якушев, Алиса Галахова, Алиса Крашенинникова, Анастасия Долинская, Анатолий Закржевскии, Анатолий Полищук, Анатолий Седов, Анатолий Чинилин, Анатолий Эйнгорн, Андрей Ивойлов, Анри Ожар, Антонина Моисеева, Антонина Рыжова, Антонина Яшина, БУРЕВЕСТНИК (Алма-Ата), БУРЕВЕСТНИК (Одесса), БУРЕВЕСТНИК (Харьков), Борис ЛЕОНОВ, Борис Ломоносов, Борис Нольде, Борис Терещук, Важа Качарава, Валентин Кравченко, Валентин Полянский, Валентин Салин, Валентин Филиппов, Валентин Хохлов, Валентина Виноградова, Валентина Макарова, Валентина Мишак, Валентина Нилова, Валентина Осколкова, Валентина Свиридова, Валерий Калачихин, Валерий Кравченко, Вацлав Шмидл, Веема Айстере, Виктор Михальчук, Виктор ТЮРИН, Вильям Морган, Вильяр Лоор, Виталий Зенович, Виталий Коваленко, Владимир Андреев, Владимир Артамонов, Владимир Астафьев, Владимир Беляев, Владимир Власов, Владимир Гайлит, Владимир Горбунов, Владимир Иванов, Владимир Китаев, Владимир Кондра, Владимир Мокрушев, Владимир Мокрушов, Владимир Паткин, Владимир Саввин, Владимир Томашевский, Владимир Ульянов, Владимир Чернышев, Владимир Шкурихин, Владимир Шнюков, Владимир Щагин, Владимир Щербаков, Владислав Перцов, Владислав Шамшур, Всесоюзная коллегия судей по волейболу, Всесоюзная секция волейбола, Всесоюзная спартакиада школьников, Всесоюзные юношеские соревнования по волейболу, Вячеслав Зайцев, Вячеслав Платонов, Вячеслав СУЧКОВ, Вячеслав Фокин, Галина Ахматова, Галина Ельницкая, Галина Козлова, Геннадий Гайковой, Геннадий Гончаров, Георгий Гафанович, Георгий Мондзолевский, Георгий Мондзолевский. Семен Щербаков, Герман Смольянинов, Гиви Ахвледиани, Григорий Гранатуров, Григорий Цадыкович, Даймацу Хирофуми, Динамо (Москва), Дмитрий Воскобойников, Евгений АЛЕКСЕЕВ, Евгений Горбачев, Евгений Лапинский, Евгений Яковлев, Евгения Назаренко, Елена Потапова, Елена Чебукина, Ефим Чулак, Жанбек Саурамбаев, Жанбек Сауранбаев, Женская сборная СССР по волейболу, ЗВЕЗДА (Луганск), Зинаида Смольянинова, Золотое правило волейбола, Зоя Козлова, Иван Бугаенков, Иван Тищенко, Игорь Вишмид, Игорь Гуняев, Инна Рыскаль, Ираклий Ахобадзе, Ирина Кириллова, Ирина Колодяжная, Ирина Пархомчук, Ирина Ризен, Ирина Салихова, Йозеф Лабуда, КАЛЕВ (Таллин), Капитолина Федорова, Кира Горбачева, Клавдия Топчиева, Константин Рева, Кубок СССР по волейболу, Кубок европейских чемпионок, ЛОКОМОТИВ (Киев), ЛОКОМОТИВ (Москва), Леонид Тищенко, Леонид Щербаков, Лидия Болдырева, Лидия Логинова, Лидия Охриц, Лидия Сачкова, Лидия Стрельникова, Лилия Каленик, Лирика Иванская, Лия Каленик, Любовь Евтушенко, Любовь Тимофеева, Любовь Тюрина, Людмила Булдакова, Людмила Валентович, Людмила Гуреева, Людмила Мещерякова, Людмила Михайлова, Людмила Перевертова, Людмила Чернышева, Марат Шаблыгин, Марита Катушева, Мария Чичинадзе, Марк Барский, Мелития Кононова, Милития Еремеева, Мирон Винер, Михаил Амалин, Михаил Кочержинский, Михаил Крылов, Михаил Пименов, Михаил Сунгуров, Мужская сборная СССР по волейболу, Надежда Рогозина, Наталья Морозова, Наталья Пшеничникова, Нелли Абрамова, Нелли Щербакова, Нефтяник (Баку), Николай Арунов, Николай Буробин, Николай Герасимов, Николай Карполь, Николай Михеев, Нил Фасахов, Нина Козлова, Нина Мурадян, Нина Смолеева, Ничибо, Октай Агаев, Олег Антропов, Олег ЧЕХОВ, Олимпийский волейбол, Ольга Лещенко, Ольга Соловова, Павел Селиванов, Павел Шенк, Поль Либо, Порфирий Воронин, Радиотехник (Рига), Раиса Кошелева, Регина Моталикова, Роза Салихова, СПАРТАК (Ленинград), Святослав Валицкий, Семен Щербаков, Серафима Кундиренко, Сергей Аракчян, Сергей Буча, Сергей Гаврилов, Сергей Нефедов, Сергей Филиппов, Скайдрите Вегнере, Софья Горбунова, Спартакиада народов РСФСР, Спартакиада народов СССР, Такако Сираи, Тамара Пирогова, Тамара Самбурская, Тамара Тихонина, Татьяна Поняева, Татьяна Родионова, Татьяна Рощина, Татьяна Уткина, Тренажер волейбольный, Уралочка, Федерация волейбола РСФСР, Федерация волейбола СССР, Фуат Косимов, Фукунака Сашине, ЦСК МО, ЦСКА, Чемпионат СССР по волейболу среди мужчин, Эдуард Сибиряков, Эдуард Унгурс, Эллен Леонова, Эмиль Крепкер, Эуген Белов, Юниорская сборная СССР по волейболу, Юрий Арошидзе, Юрий Багон, Юрий Железняк, Юрий КЛЕЩЕВ, Юрий Недолинский, Юрий Поярков, Юрий Савченко, Юрий Соколов, Юрий Сотский, Юрий Старунский, Юрий Фураев, Юрий Худяков, Юрий Чесноков, Юрий Щербаков, Юрис Асс, Японская подача, анализ волейбола, блок волейбол, блокирование в волейболе, игра связующего, история волейбола, капитан команды Антонина Рыжова, кинограмма, команда МАИ, комбинации в волейболе, комбинация Морита, мастер спорта по волейболу, молодежная сборная СССР, одиночное блокирование, пас в волейболе, передача мяча в волейболе, периферическое зрение, планирующая подача, подача в волейболе, правила волейбола, прием мяча в волейболе, сборная РСФСР, сборная СССР по волейболу, связующий игрок, судейство в волейболе, техника волейбола, тренировка волейбол, удар в волейболе, чемпионат СССР по волейболу, чемпионат мира по волейболу, чемпионат ссср по волейболу среди женщин, чехословакии волейбол, эстонский волейбол, юмор волейбол, японский волейбол

Показать все теги

Популярное