Рассказывает олимпийский чемпион по волейболу

Просмотров: 165
Владимир Иванов - ТРЕТЬЯ ПОПЫТКА

НЕБОЛЬШОЙ украинский городок Коростень, где прошло мое детство, утопает в зелени садов. Весело журчит маленькая речушка Уж. Зимой здесь мы гоняли на коньках и играли в хоккей самодельными клюшками.
Мимо станции день и ночь проносились поезда, и звук паровозного гудка казался нам, мальчишкам, таким же привычным, как солнце и небо.
Жизнь нашего городка была связана с железной дорогой. Коростень — город потомственных железнодорожников.

СтаДион местного спортивного общества «Локомотив» был ареной многих состязаний спортсменов Юго-Западной железной дороги. У меня хранится старая фотография. Футбольная команда «Звезда». Это была сборная двух домов. В 1949 году мне исполнилось только 9 лет, ростом я был ниже всех, но ребята выбрали меня капитаном.
А потом как-то незаметно переключился на волейбол. Почему? Трудно сейчас сказать. Может быть, это был восторг, когда мяч от удара, прошелестев над сеткой, с треском врезался в площадку соперников... Может быть, подкупила рыцарская корректность волейбола: самые горячие страсти в рамках сетки, разделяющей противников. А может быть, все проще, потому что: «...Любовь нечаянно нагрянет...»
В Киевском институте физической культуры, куда я поступил с большим трудом, мне впервые довелось побывать на настоящей тренировке волейболистов. Долго я потом сидел на Владимирской горке и смотрел, как медленно катит свои воды Днепр. В этот день волейбол открылся для меня с неведомой до этого широтой. Показался таким же полноводным, как Днепр, а мои прежние представления об этой игре узкими и неглубокими, как моя родная речушка Уж.

Оказалось, что погасить мяч или точно и сильно подать — единственное, что я умел делать, — еще недостаточно, чтобы называть себя настоящим волейболистом. Я почувствовал, что слаженные прием и передача мяча — а на это я вообще раньше не обращал внимания — составляют основную пружину волейбола, его двигательную силу. Но главное я осознал: на площадке надо мыслить. Вникать в игру. Каждое действие — звено в цепи комбинации, подчиненных единому тактическому плану.
На первых порах меня особенно угнетало, что на тренировках почти все было для меня книгой за семью печатями. В то время, как мои сокурсники все, казалось, понимали с полуслова. Ведь у себя в Ко-ростене я просто «стукал» по мячу, не думая, что такое, скажем, «крест» или «волна» и как должен действовать игрок, выходящий из тыловой зоны для распасовки мяча.
Я сам себя успокаивал: не боги горшки обжигают. Дескать, новобранцу всегда трудно. Но прошел месяц, и я стал ловить на себе недоуменный взгляд преподавателя. Что там теперь скрывать: до меня долетали обидные смешки сокурсников. Мне казалось, что смотрят на меня с укоризной.
После нас — первокурсников — обычно тренировалась сборная института по волейболу. Там были хлопцы, которые выступали за команду мастеров — Владимир Томашевский и Валентин Гаврилко. Я смотрел на их ловкие, быстрые, элегантные движения и завидовал.
Внешне мастера ничем не выделялись. Я не уступал им в росте, физически был не слабее. И мне было вдвойне обидно, что они могут, а я нет. Конечно, зависть — плохое чувство. Оно, как правильно говорят, только портит кровь. Лучше, пожалуй, разозлиться, бросить вызов себе и другим. Словом, я решил доказать, что тоже кое-что могу. Стать игроком сборной института — такую задачу я поставил перед собой. И не когда-нибудь, а войти в сборную сразу же после окончания первого курса.
Мой товарищ по общежитию скептически покачал головой:
— Зря ты это. Не выйдет. В сборной ребята из Киева... Начинали они еще в ДСШ. Ранняя специализация. У каждого стаж. Пять лет. А твой поезд уже ушел.

Я не стал спорить; хотя каждое слово камнем ложилось на душу. Сосед был во многом прав. Не прав только в главном. Поезд можно догнать. Ведь перегоняют стальные птицы самые скорые поезда.
Значит, и мне приналечь. Утроить темпы, обогнать время. В каком-то журнале я прочитал слова известного шведского физика Резерфорда: «Будь всегда на гребне волны и сам создавай эту волну».
Шли дни, и уже не ревнивый запал двигал меня вперед. Чем больше вникал в сложный механизм волейбола, тем больше хотел узнать еще. Я никому уже не завидовал, погруженный в игровые премудрости.
Мне довелось тренироваться у многих известных наставников, среди которых были такие опытные специалисты, как Л. Небылицкий, М. Пименов, М. Амалин, Г. Ахвледиани, М. Барский, Ю. Клещев. Каждый из них оставил заметный след в моей жизни, помог росту мастерства. И тем не менее я с уверенностью могу сказать; никогда не добьется успеха тот, кто будет во всем уповать на тренера, ждать от него готовых рецептов. Настоящий спортсмен — сам себе тренер. И эта активность спортсмена, его постоянное стремление к самовоспитанию — решающий фактор.
С первых шагов в большой спорт я как бы посмотрел на себя со стороны. Трезво оценил свои возможности. Мои физические данные не позволяли мне стать ярко выраженным бомбардиром (ведь я начинал в те годы, когда процветал силовой волейбол и больше всего ценились рост и мощь). Не располагал я и сверхчувствительной реакцией и филигранным пасом, чтобы стать в команде заправским дирижером или защитником экстра-класса. Я решил научиться делать на площадке все, стать универсальным игроком. Эталоном в ‘этом отношении служил мне Николай Буробин.
Через два года, когда я уже играл за сборную института, меня пригласили в киевский «Локомотив». Вдвойне было приятно. И потому, что я попал в команду мастеров и потому, что в моем родном Коростене все мальчишки мечтали надеть красную майку с белой продольной полосой.
С той поры я никогда не выступал ни за какой другой клуб, как бы плохо ни шли дела в моей команде и какие бы заманчивые перспективы ни сулили мне в других местах.

Я оказался рядом с теми, на кого еще совсем недавно смотрел с благоговением. Невозмутимый Владислав Шамшур, умеющий создавать темп игры и тонко чувствующий ритм атаки. Могучий великан Иван Тищенко, отличающийся неуемной жаждой борьбы. Святослав Валицкий, с одинаково весомыми ударами и правой и левой рукой. Владимир Томашевский, всегда готовый поспеть в любое место площадки.
Я смотрел на игру этих больших мастеров, старался выискать то, что мне особенно близко. Но не для того, чтобы копировать. Я учился у других, чтобы найти свое.

Может быть, кое-кому покажется невероятным, что за два года я прошел путь от угловатого новичка, едва владеющего азами волейбола, до игрока
команды мастеров. Нет, я не стал аскетом, не перестал читать книги, ходить в кино и встречаться с друзьями. И в институтской учебе у меня не было срывов. Я убедился, что если на тренировках не манкировать, заниматься, что называется, с полной выкладкой, и, главное, не механически, а все время прикидывая и осмысливая, то начинаешь ощущать: сегодня ты уже не тот, что вчера. Если кто-нибудь из моих товарищей тренировался с прохладцей, увиливал от черновой работы, меня охватывала досада: «Эх, транжир! Мне бы эти минуты».

У гимнастов есть поговорка: «Повторишь раз сто, вот и получится». Я считал для себя такую методу неподходящей. Ведь я был в цейтноте. Сказывался возраст, и я не мог растягивать свою подготовку на многие годы. Я пошел по другому пути. Меня привлекали различные приспособления и приборы, помогающие увеличить прыжок, совершенствовать пас, добиться силы и точности удара. Не всегда эти приборы помогали в должной мере, потому что сами были еще далеки от совершенства. Но, видимо, сам настрой на эту своеобразную интенсификацию тренировочных занятий делал свое дело. Подхлестывал, разжигал, не позволял топтаться на месте. И еще я стремился как можно быстрее найти ошибки. Ведь ошибка — словно ухаб, на котором постоянно спотыкаешься. Помню, сколько я бился над тем, чтобы «поймать» свой огрех при производстве подачи. Дошло дело до киноаппарата, с которым я попросил прийти на тренировку одного знакомого. Тогда на киноленте и разобрался, что к чему.
Летом 1961 года меня с двумя товарищами по команде пригласили в сборную молодежную команду страны. Ехал в Москву с чувством радости и волнения. Честно говоря, на успех рассчитывал мало. Два моих земляка играли значительно ярче, разнообразнее. Но получилось так, что они вернулись в Киев, а я поехал с командой в Софию. Мне и сейчас трудно сказать, чем руководствовался тренер М. Амалин, когда остановил на мне свои выбор. Во всяком случае, решение маститого тренера окрылило меня. Я еще раз осознал, что терпение и труд все перетрут. Может быть, Амалина и привлекло мое напористое стремление преодолеть даже то, что пока было явно не по моим силенкам.

Из Софии я вернулся с радостным настроением, хотя весь турнир фактически просидел на снамье запасных. Но сам факт причастности к международным играм значил для меня много.
...Я много думал над тем, что такое истинный класс в волейболе? Акробатические броски в защите или филигранный пас? А может быть, искусные атаки, результативные подачи или безошибочно е блокирование? Нет, пришел я к выводу, главное — это стабильность и глубокое понимание игры. Ведь если я правильно угадаю направление атаки, то мне не надо совершать головоломный прыжок за мячом. Я всегда сумею точно выбрать место и вовремя парировать удар. Если я буду тонко понимать партнера и при этом разгадаю то, что замышляется в стане соперников, моя передача позволит даже среднему по классу нападающему добиться результата.
Мыслить на площадке! Не выключаться ни на мгновение. Развить периферическое зрение, чтобы видеть не только то, что делается перед тобой, но и позади и на далеких флангах. Вот к чему я стремился на тренировках и во время игр. Мои удары чаще стали достигать цели, точнее сделались передачи, безошибочнее прием. Правда, внешне я по-прежнему играл неброско, неприметно в зрелищном смысле. Но по взглядам партнеров и тренера я понимал, что они одобряют мои действия.

Когда мне вручили официальный вызов на тренировки сборной страны, у меня задрожали руки. Скажу откровенно, я ждал этого момента, но не думал, что он придет так скоро. Шел 1963 год. Наша сборная готовилась к чемпионату Европы, и мне предстояло быть рядом с игроками, которые были для меня эталоном. Бескомпромиссный в жизни и на площадке, мастер метких бомбовых ударов Юрий Чесноков. Невозмутимый в самых драматических ситуациях Георгий Мондзолевский, чье искусство паса считается высшим во всем волейбольном мире. Мастер широкого профиля, одинаково успешно играющий на различных линиях Николай Буробин, Иван Бугаенков, Дмитрий Воскобойников, Юрий Поярков. Год назад они стали лауреатами чемпионата мира в Москве и теперь готовились к новым испытаниям. Трудно было, разумеется, конкурировать с такими виртуозами. Я нападал слабее Чеснокова, пасовал менее точно, чем Мондзолевский, моя подача не была такой пушечной, как у Пояркова и я не обладал темпераментом Венгеровского. Эти высококлассные мастера поехали в Румынию на чемпионат Европы, я же вернулся домой, в Киев.
«Что ж, первая попытка», — решил я и сам удивился, что думаю об этом без горечи. Все идет нормально!
Перед Олимпиадой в Токио тренеры сборной страны опять вспомнили обо мне. Друзья по «Локомотиву» отговаривали меня от поездки в Москву. «Попасть в сборную, — сказал кто-то, — все равно, что пролезть через игольное ушко. Ты уже раз обжегся».
В те дни наш «Локомотив» собирался в турне по Югославии. «Вряд ли тебе удастся, — пошутил кто-то, — увидеть Фудзияму, а вот на Адриатику непременно попадешь. Путь же туда лежит не через Москву, а через Киев».
Но я поехал в Москву. Хотя и знал, что мое пребывание в сборной под большим вопросительным знаком. Волейбол — не легкая атлетика, где вчера еще неизвестный спортсмен может неожиданно стать первым и уйти со стадиона героем. В волейболе не сразу докажешь, что ты настоящий мастер. Блеск одного-двух выступлений еще ничего не значит. Нужна стабильность, нужно, чтобы в тебя поверили окончательно и бесповоротно. И еще. На одно вакантное место в сборной десяток достойнейших кандидатов.
Постепенно число кандидатов уменьшалось. Некоторые ребята, понимая, что в состав не попадут, сознательно снижали объем тренировочных занятий и сами давали повод для своего отчисления. Я же решил не сдаваться. До конца. И когда мне удавалось сблокировать удар Чеснокова или Воскобойникова, когда я вынуждал ошибаться Мондзолевского или когда с моего паса удачно атаковали Бугаенков или Сибиряков, во мне крепла вера в себя. Вне зависимости поеду или не поеду!

Я не поехал. Вернулся в Киев и настроил свой радиоприемник на токийскую волну. Радовался победам своих товарищей, которых ближе узнал за время пребывания на тренировочных сборах. Узнал и полюбил. Мне было приятно, что в их успехах частица и моего труда. Все-таки спарринг-партнер тех, кто первыми в истории волейбола стали олимпийскими чемпионами.
...Третья попытка. Она была удачной. Я впервые надел алую майку с гербом моей Родины. Было это в 1965 году. В составе сборной Советского Союза поехал в Варшаву на розыгрыш Кубка мира.
Трудно, очень трудно стать игроком сборной. Но, пожалуй, еще труднее удержаться на гребне волны. После Олимпийских игр в Токио была проведена довольно кардинальная реформа волейбола. Можно сказать, на свет появился новый волейбол — более комбинационный, стремительный и интеллектуальный. И, конечно, появились новые таланты, игроки новой формации — динамичные, гибкие, артистичные. Они отличались разносторонностью, умением одинаково сильно играть на любом участке площадки.

Чемпионат игры в Праге, первенство Европы в Стамбуле, Олимпиада в Мехико... Большая это ответственность — носить алую майку с советским гербом. Большое это счастье, когда звучит наш гимн в честь нашей победы и ты один из творцов этой победы. Для этого стоит потрудиться до седьмого пота.
...Недавно я побывал в городе моего детства, в Коростене, и, конечно, заглянул в родную школу. Повидал своего первого учителя А. М. Слуцкого, который привил мне любовь к спорту. Меня окружили ребята, всем захотелось посмотреть на олимпийского чемпиона, который когда-то бегал по этим же лестницам и коридорам, сидел здесь за партой, гонял тряпичный мяч на школьном дворе. Не скрою, в глазах некоторых ребят я увидел разочарование. Они ожидали увидеть какого-то чудо-богатыря, а перед ними стоял обыкновенный, чуть выше среднего роста человек. Кто-то спросил: «Скажите, очень трудно стать олимпийским чемпионом?» Я ответил: «Можно! Если, конечно, очень захотеть!»

Владимир Иванов

Волейбол СССР

  • Обратная связь

Советский волейбол

1927 волейбол, 1935 волейбол, 1937 волейбол, 1957 волейбол, 1958 волейбол, 1964 волейбол, 1968 волейбол, 1975 волейбол, 1976 волейбол, 1978 волейбол, 1982 волейбол, 1988 волейбол, Александр Банов, Александр Белоногов, Александр Ермилов, Александр Кармановский, Александр Маментьев, Александр Портной, Александр Поташник, Александр Русанов, Александр Савин, Александр Таль, Александр Цимлов, Александра Чудина, Александра Шебанова, Алексей АФАНАСЬЕВ, Алексей Якушев, Алиса Галахова, Алиса Крашенинникова, Анастасия Долинская, Анатолий Закржевскии, Анатолий Полищук, Анатолий Седов, Анатолий Чинилин, Анатолий Эйнгорн, Андрей Ивойлов, Анри Ожар, Антонина Моисеева, Антонина Рыжова, Антонина Яшина, БУРЕВЕСТНИК (Алма-Ата), БУРЕВЕСТНИК (Одесса), БУРЕВЕСТНИК (Харьков), Борис ЛЕОНОВ, Борис Ломоносов, Борис Нольде, Борис Терещук, Важа Качарава, Валентин Кравченко, Валентин Полянский, Валентин Салин, Валентин Филиппов, Валентин Хохлов, Валентина Виноградова, Валентина Макарова, Валентина Мишак, Валентина Нилова, Валентина Осколкова, Валентина Свиридова, Валерий Калачихин, Валерий Кравченко, Вацлав Шмидл, Веема Айстере, Виктор Михальчук, Виктор ТЮРИН, Вильям Морган, Вильяр Лоор, Виталий Зенович, Виталий Коваленко, Владимир Андреев, Владимир Артамонов, Владимир Астафьев, Владимир Беляев, Владимир Власов, Владимир Гайлит, Владимир Горбунов, Владимир Иванов, Владимир Китаев, Владимир Кондра, Владимир Мокрушев, Владимир Мокрушов, Владимир Паткин, Владимир Саввин, Владимир Томашевский, Владимир Ульянов, Владимир Чернышев, Владимир Шкурихин, Владимир Шнюков, Владимир Щагин, Владимир Щербаков, Владислав Перцов, Владислав Шамшур, Всесоюзная коллегия судей по волейболу, Всесоюзная секция волейбола, Всесоюзная спартакиада школьников, Всесоюзные юношеские соревнования по волейболу, Вячеслав Зайцев, Вячеслав Платонов, Вячеслав СУЧКОВ, Вячеслав Фокин, Галина Ахматова, Галина Ельницкая, Галина Козлова, Геннадий Гайковой, Геннадий Гончаров, Георгий Гафанович, Георгий Мондзолевский, Георгий Мондзолевский. Семен Щербаков, Герман Смольянинов, Гиви Ахвледиани, Григорий Гранатуров, Григорий Цадыкович, Даймацу Хирофуми, Динамо (Москва), Дмитрий Воскобойников, Евгений АЛЕКСЕЕВ, Евгений Горбачев, Евгений Лапинский, Евгений Яковлев, Евгения Назаренко, Елена Потапова, Елена Чебукина, Ефим Чулак, Жанбек Саурамбаев, Жанбек Сауранбаев, Женская сборная СССР по волейболу, ЗВЕЗДА (Луганск), Зинаида Смольянинова, Золотое правило волейбола, Зоя Козлова, Иван Бугаенков, Иван Тищенко, Игорь Вишмид, Игорь Гуняев, Инна Рыскаль, Ираклий Ахобадзе, Ирина Кириллова, Ирина Колодяжная, Ирина Пархомчук, Ирина Ризен, Ирина Салихова, Йозеф Лабуда, КАЛЕВ (Таллин), Капитолина Федорова, Кира Горбачева, Клавдия Топчиева, Константин Рева, Кубок СССР по волейболу, Кубок европейских чемпионок, ЛОКОМОТИВ (Киев), ЛОКОМОТИВ (Москва), Леонид Тищенко, Леонид Щербаков, Лидия Болдырева, Лидия Логинова, Лидия Охриц, Лидия Сачкова, Лидия Стрельникова, Лилия Каленик, Лирика Иванская, Лия Каленик, Любовь Евтушенко, Любовь Тимофеева, Любовь Тюрина, Людмила Булдакова, Людмила Валентович, Людмила Гуреева, Людмила Мещерякова, Людмила Михайлова, Людмила Перевертова, Людмила Чернышева, Марат Шаблыгин, Марита Катушева, Мария Чичинадзе, Марк Барский, Мелития Кононова, Милития Еремеева, Мирон Винер, Михаил Амалин, Михаил Кочержинский, Михаил Крылов, Михаил Пименов, Михаил Сунгуров, Мужская сборная СССР по волейболу, Надежда Рогозина, Наталья Морозова, Наталья Пшеничникова, Нелли Абрамова, Нелли Щербакова, Нефтяник (Баку), Николай Арунов, Николай Буробин, Николай Герасимов, Николай Карполь, Николай Михеев, Нил Фасахов, Нина Козлова, Нина Мурадян, Нина Смолеева, Ничибо, Октай Агаев, Олег Антропов, Олег ЧЕХОВ, Олимпийский волейбол, Ольга Лещенко, Ольга Соловова, Павел Селиванов, Павел Шенк, Поль Либо, Порфирий Воронин, Радиотехник (Рига), Раиса Кошелева, Регина Моталикова, Роза Салихова, СПАРТАК (Ленинград), Святослав Валицкий, Семен Щербаков, Серафима Кундиренко, Сергей Аракчян, Сергей Буча, Сергей Гаврилов, Сергей Нефедов, Сергей Филиппов, Скайдрите Вегнере, Софья Горбунова, Спартакиада народов РСФСР, Спартакиада народов СССР, Такако Сираи, Тамара Пирогова, Тамара Самбурская, Тамара Тихонина, Татьяна Поняева, Татьяна Родионова, Татьяна Рощина, Татьяна Уткина, Тренажер волейбольный, Уралочка, Федерация волейбола РСФСР, Федерация волейбола СССР, Фуат Косимов, Фукунака Сашине, ЦСК МО, ЦСКА, Чемпионат СССР по волейболу среди мужчин, Эдуард Сибиряков, Эдуард Унгурс, Эллен Леонова, Эмиль Крепкер, Эуген Белов, Юниорская сборная СССР по волейболу, Юрий Арошидзе, Юрий Багон, Юрий Железняк, Юрий КЛЕЩЕВ, Юрий Недолинский, Юрий Поярков, Юрий Савченко, Юрий Соколов, Юрий Сотский, Юрий Старунский, Юрий Фураев, Юрий Худяков, Юрий Чесноков, Юрий Щербаков, Юрис Асс, Японская подача, анализ волейбола, блок волейбол, блокирование в волейболе, игра связующего, история волейбола, капитан команды Антонина Рыжова, кинограмма, команда МАИ, комбинации в волейболе, комбинация Морита, мастер спорта по волейболу, молодежная сборная СССР, одиночное блокирование, пас в волейболе, передача мяча в волейболе, периферическое зрение, планирующая подача, подача в волейболе, правила волейбола, прием мяча в волейболе, сборная РСФСР, сборная СССР по волейболу, связующий игрок, судейство в волейболе, техника волейбола, тренировка волейбол, удар в волейболе, чемпионат СССР по волейболу, чемпионат мира по волейболу, чемпионат ссср по волейболу среди женщин, чехословакии волейбол, эстонский волейбол, юмор волейбол, японский волейбол

Показать все теги

Популярное