Наращивая скорость

Просмотров: 872

Наращивая скорость


   Мексиканский чемпионат мира 1974 г. по волейболу со всей определенностью показал, что нас ждет на олимпийском турнире в Монреале. Наша сборная проиграла японкам в пору становления их команды. Не было сомнения, что к Олимпиаде сборная Японии придет в самой поре зрелости. А тут еще во всеуслышание заявили о себе волейболистки Южной Кореи, дважды обыграв на предолимпийской неделе в Канаде чемпионок мира.

   Встретиться в первый же день с главным соперником в борьбе за выход в финал было столь же опасно, сколь и соблазнительно: победа практически открывала путь в финал, а значит, как минимум обеспечивала серебряные медали.

   Наши девушки получили четко очерченную установку на первую игру: выбить из колеи кореянок на приеме мяча и, затруднив им организацию обороны, подавить мощью нападения, вбивая мячи, что называется, в пол, стараясь атаковать поверх блока. Установка напрашивалась сама собой — средний рост кореянок, наверное самой низкорослой команды из участниц Олимпиады, составлял всего лишь 170 см.

   С другой стороны, мы прекрасно понимали, что дать такому противнику повести в счете — риск очень и очень большой. Слишком цепки эти юркие кореянки, получат малейшее преимущество — попробуй его отобрать. Кстати сказать, во второй партии наши соперницы убедительно доказали это: стоило нашим девушкам чуть утратить бдительность, как соперницы рванулись вперед, и догнать их было невозможно. Манера игры кореянок почти в точности скопирована с японского образца. Разве что отстает у них мощь нападающих ударов да. как уже было сказано, ростом они поменьше. Но игроки корейской команды не раз доказывали, что умеют компенсировать эти недостатки необычайно высокой работоспособностью, многочисленными скоростными перемещениями, обводкой блока, наконец, темпом, в котором они проводят свои встречи.

   К чести наших девушек, они все это отлично понимали и постарались в оставшихся партиях не дать соперницам никаких шансов. Наша сборная переиграла трудных соперниц за счет хорошего приема, сильной нацеленной подачи, а главное — мощью нападения.

   Соперницы просто не в силах были противостоять нашим бомбардирам. Основная, или, как мы чаще говорим, угловая, нападающая Людмила Щетинина мяч за мячом «вколачивала в пол» площадки противника. Сорок нападающих ударов провела она за матч. Только один проиграла, а каждые шесть из десяти достигали цели. 60% эффективности — такими показателями редко кто может похвастать и у мужчин.

   Безусловно, такого показателя Щетининой и не достичь бы, не играй рядом с ней, на третьем номере, Нина Смолеева. Все соперницы знают, что именно в атаках с этого номера Нина особенно грозна, а потому стараются не упустить ее, держат до последнего мгновения. Смолеева умело этим пользовалась и, отвлекая на себя сторожей, создавала оперативный простор для атак Щетининой, у которой проходили разнообразные удары частенько и поверх блока.

   Вторая наша угловая нападающая — Людмила Чернышева хоть и показала менее высокий результат эффективности атак — всего 34,5%, тем не менее сумела собраться в решающий момент матча и помочь Щетининой «сделать результат». Сила удара Чернышевой известна.

   Избавиться бы Люде от прямолинейности, прибавить к своим прямым ударам в шестую зону, косым — с четвертого номера по четвертому противника еще и удары по первому, с переводом влево-вправо...

  Наверное (и над этим следует призадуматься,, готовя сборную к ответственным турнирам), высокий эмоциональный настрой на матч с Южной Кореей в значительной степени объясняется и тем, что волейболистки соскучились, если хотите, по соревнованиям, оставаясь в течение 20 дней до Олимпиады «вне игры».

   Как бы то ни было, путь в финал был открыт. Правда, сборную ГДР потом мы сумели одолеть лишь в пяти партиях. В матче с кореянками недостаточную эффективность атак показала Инна Рыскаль. Тогда мы решили попробовать еще два варианта расстановки, бывшие у нас в запасе. Рыскаль, где бы ни находилась на площадке, непременно смещается в шестую зону, а там добрая половина действий игрока приходится на прием мяча. Только волейболистка с большим опытом, в совершенстве владеющая приемом не дрогнет под непрерывным обстрелом в этой зоне. Мы поставили туда вместо Рыскаль Смолееву, а на место Нины, у сетки, —Лилию Осадчую. Но игра пошла не совсем так, как нам хотелось. Пришлось пустить в ход третий вариант расстановки, в котором Осадчую сменила Ольга Казакова, а Смолеева оставалась там же. что и в предыдущем варианте. И снова накладка — на одной линии одновременно оказались два игрока со слабым приемом: Казакова и Щетинина. Пришлось вернуть на площадку Рыскаль. И мы об этом не пожалели. Инна сумела собраться и в матче с командой ГДР, и потом от игры к игре выступала все увереннее.

   Если у нас и нет к кому-нибудь претензий по игре в финальном матче, так это прежде всего к нашим ветеранам — Рыскаль и Смолеевой. От встречи к встрече наращивая эффективность атак, они в состязаниях с японками показали 33 и 30% результативности соответственно. Сумела сохранить уровень результативности и Чернышева — 30%. А вот у Щетининой этот показатель пошел вниз и в матче с японками достиг всего 16%. Между тем, сыграй наши высокорослые игроки, та же Щетинина и Анна Ростова, так же, как и Рыскаль, и решающий матч мог сложиться совсем по-другому. Не стану утверждать, что мы бы непременно выиграли. Но проиграть в борьбе, исчерпав все возможности, выложившись до конца, это совсем не то, что отдать победу так, как отдали ее наши девушки в этом матче.

Так до конца встречи команда и не сумела полностью раскрыться. Что говорить, нелегко пришлось Щетининой, когда она попала на двойной блок не уступающей ей в росте (180 см) лидера сборной Японии Шираи и ее искусной партнерши Вано. Но главное было даже не в этом грозном блоке.

   В игре с кореянками Щетинина имела мощную поддержку партнерш: те и отвлекали от нее соперниц, и выводили ее на удар.

   Разумеется, завершить атаку —тоже большое искусство и заслуга бомбардира, но, как говорится, один в поле не воин. А Щетинина оказалась в матче с японками именно в таком положении. Ничего не смогла противопоставить японкам и Ростова. Полноценной же замены нашим высокорослым нападающим не нашлось. Ввели мы, правда, в игру Наталью Кушнир, да, похоже, сделали это поздновато...

   Перелом в этом матче — увы, не в нашу пользу —произошел при счете 6:7, до которого игра была абсолютно ровной. У наших девушек вдруг не пошла подача. Японки получили возможность тщательно разыгрывать мячи. А делают это они великолепно. У японок очень быстрый прием — первая передача идет низко, на самый край сетки, на мяч выпрыгивает связующий игрок — чаще всего это была Мацуда, — следует короткая вторая передача третьему или четвертому номеру, которые и завершают атаку.

   Блок, всегда у нас такой мощный, на этот раз не смог противостоять ударам Шираи и ее партнерш. Шестая зона то и дело оказывалась открытой именно потому, что японки разрывали наш блок. Делали они это, играя «зону» (так в волейболе называется довольно-таки неопределенная позиция — где-то на стыке третьей и четвертой зон). Мы эту комбинацию неплохо знали, более того, Кушнир не без успеха завершала ее в матчах во время турне по Японии. Шираи же в тех играх мы ни разу не видели на этом самом стыке. И вот оказалось, что в Монреаль они привезли эту комбинацию в виде домашней заготовки, обернув наше оружие против нас. Шираи максимально использовала все выгоды, которые дает позиция на стыке зон. В атаке она мастерски чередовала выходы на края сетки с игрой на стыке зон. Отрепетирован во взаимодействии с партнершами этот маневр у Шираи превосходно. Видно было, что японки (в первую очередь Мацуда) всегда точно знали, когда, с какого места Шираи будет атаковать, так как ни разу не перепутали «порядок ходов».

   Такое нападение в сочетании с постоянной угрозой атаки из третьей, излюбленной японками, зоны, которую нам приходилось держать до последнего момента, и разрывало наш блок. Удары японок шли между рук блокирующих в оставшуюся открытой шестую зону. Перестроиться по ходу матча наши девушки так и не смогли.

   Думается, сказался на результате финала и своеобразный психологический пресс: после поражений на чемпионате мира 1974 года наша сборная никак не могла выиграть у японок. К Монреалю японки целиком сохранили состав, мы же, вынужденные заняться поисками оптимальных вариантов, обновили его едва ли не полностью (из прежнего остались лишь Рыскаль, Щетинина, Чернышева и Осадная). Столь серьезный поиск не мог пройти без ущерба для тактической подготовки сборной. И тут хочешь не хочешь без критики в адрес клубных команд не обойтись. Верно, конечно, что над техникой нужно работать и тренерам сборных команд. Но не над азами же этой техники! Приходит в сборную игрок, отлично подготовленный физически, прыгучий, с хорошо постав-

ленным ударом. Все это — для нападения. На приеме же дебютант играть не умеет, подает кое-как, в защите действовать не приучен.

   Что греха таить, до сих пор по пальцам можно счесть у нас игроков, умеющих и, добавлю, любящих играть в третьей зоне. Смолеева — Рыскаль, Рыскаль — Смолеева — и круг замкнулся. Чернышева и Осадчая атакуют только из четвертой зоны, Казакова бьет только с высоких передач.

   В поисках оптимального состава сборной мы использовали все возможности для просмотра многочисленных кандидаток. Многие дивились на формулу чемпионата страны 1976 г., когда соискателями золотых медалей были только сборные команды обществ и ведомств и даже... сборная СССР. Но это был последний смотр резервов для главной команды страны. Думалось: вдруг кого-то пропустили, кто-то остался вне поля нашего зрения?

   Игрокам была предоставлена возможность показать себя, путь в сборную ни для кого не был заказан. Таких перспективных игроков, как Ростова, намеренно оставляли в своих командах (в данном случае в «Буревестнике»), посчитав, что одно дело выступать в рядах сборной, другое — проявить себя, играя против нее. Не в оправдание, а ради объективности скажу, что использованы были все ресурсы нашего женского волейбола.

Увы, для победы над сборной Японии их оказалось недостаточно. Сегодня. А завтра?

   Думаю, что подобрать ключик к нынешней сборной Японии вполне в наших силах. «Ничибо», этот тайфун, подавил, смял всех прежде всего внезапностью своего появления, неожиданностью техники, тактики, своей знаменитой планирующей подачей. Ничего загадочного, неожиданного, не знакомого нам в сборной Японии образца 1976 года нет. Нужно более энергично осваивать скоростную манеру игры. Школа-то ведь у нас есть. Школа отличная. Ее только нужно развивать, исходя из лучших традиций мирового волейбола, из которого уходят, если уже не ушли, такие элементы. как академичность, атаки с высоких передач и т. п.

   В перестройке нашего волейбола на скоростные рельсы работы немало. Возьмем даже нашу высшую лигу. Какие команды исповедуют здесь скоростной стиль? Раз-два — и обчелся. Честь и хвала Николаю Карполю, что он в своей «Уралочке» настойчиво стремится привить такой стиль. Но нельзя же закрывать глаза и на то, что исполнительское мастерство игроков этой команды не поспевает за замыслами тренера. В перестройке команд все должно идти от высокой техники, только на ее основе возможны скоростные комбинации, являющиеся, понятно, элементами тактики.

   Японок можно обыграть такой же, как у них самих, атакой —замаскированной, запутанной донельзя. Имеются в виду бесконечные смещения, уходы игроков из тех зон, на которых соперники привыкли их видеть, провоцирование блокирующих противника на постоянное движение вдоль сетки. Все это выбивает соперников из колеи. Чуть не успел, чуть не пристроился к блоку — вот эти-то «чуть-чуть» и выливаются в потерянные очки. На них и строят японки свою тактику, то и дело дергая противника то в одну, то в другую сторону. Зависает игрок вроде бы для удара, на него, естественно, выходит блокирующий. Но следуют откидка партнеру и удар над незащищенной точкой сетки. Пропустил блокирующий этот самый «завис» —никакой имитации, никаких откидок не требуется, нападающий бьет сам. Такая вот нацеленность на атаку и разрывает блок.

   Настраивать на подобную игру, прививать ее следует прежде всего в клубах. Если в клубной команде игрок будет делать одно, а в сборной другое — нам ничего не добиться. В национальной сборной Японии скоростная игра достигла такого совершенства лишь потому, что и клубные команды владеют ею.

   Все это видят, понятно, и другие наши соперники. Подмечают и делают выводы. Куда уж дальше, если волейболистки сборной ГДР, привыкшие к пасам под потолок, атаковавшие на раз-два-три, и те заиграли в скоростной волейбол. Поняли все и преимущество коротких передач. В самом деле, это же так просто: если мяч пролетает добрых метров 9 по воздуху, наверняка в такой передаче будет больше огреха, чем в коротенькой, когда мяч посылают всего-то на полтора-два метра. Японки атакуют с высоких передач лишь по необходимости: когда не пошел прием, когда мяч идет из самой глубины площадки и т. п. Из числа специально наигранных комбинаций высокие передачи у них исключены полностью.

   Пока шла речь в основном о нападении. Современный же волейбол характеризуется и высокой организацией защитных линий, взаимодействием блокирующих и страхующих, страхующих и обороняющихся в поле. В четком взаимодействии всех трех линий — ключ к успешной обороне. Добавлю, что все идет от блока, который все больше становится зонным, т. е. призванным закрыть не сам удар противника, а определенную зону площадки от этого удара.

   Волейбол наших дней —и на площадках Монреаля это еще раз нашло свое подтверждение — не признает этакой бесшабашной стихийности, ему присуща высокая игровая дисциплина. Связующий, скажем, просто не имеет права один раз дать короткую передачу, другой — высокую если только он один знает, куда именно она адресована и какой будет. Другое дело методические, заранее наигранные комбинации японок, которые остроумно завершает Шираи. Эффективность нападения олимпийских чемпионок — результат точного, беспрекословного выполнения игроками тренерских установок.

   Олимпиада вынесла окончательный приговор приему мяча двумя руками сверху. Японки отказались от него начисто, да и все остальные команды принимают мячи снизу. Тут все ясно. А.вот выделение для приема подачи только двух игроков задней линии, которого четко придерживаются олимпийские чемпионки, — это в достаточной мере новое и, добавлю, прогрессивное веяние.

   У нас многие ратуют за универсализацию игроков. Разумеется, совсем неплохо, если один и тот же игрок одинаково сильно играет и в нападении, и в защите, и на приеме, и на страховке. Но, во-пер-вых, так не бывает, все же в каком-то одном компоненте волейбола игрок сильнее, нежели в остальных; во-вторых, спортсмена просто не хватит на все сразу.

   Но возвратимся к приему мяча: Рыскаль выполняет его прекрасно, но куда это годится, если она вынуждена то и дело смещаться в шестую зону из третьей, например? Теряется время, темп. Полностью освобожденные от приема игроки передней линии сборной Японии за те же секунды такую карусель на площадке закрутят своими перемещениями, что и не уследишь, как их «дежурный» бомбардир выйдет на ударную позицию.

   Недостатки подобного совмещения функций мы отлично видели, но что делать, если у оказывавшихся в нужные моменты в шестой зоне наших игроков слабо поставлен прием и Рыскаль просто вынуждена была им помогать.

   Разумеется, хотя бы сносную (пусть, скажем, не такую уж коротенькую) вторую передачу должен уметь делать каждый игрок, в том числе и высокорослый. Но я приверженец универсализации другого рода, если хотите, универсализации в рамках специализации. Что имеется в виду? Оставайся ярко выраженным угловым нападающим, но уж здесь ты должен уметь все. Если это удары — то их полный набор: не только тарань блок, но и пробей от блока в аут, не только посылай мячи поверх блока, но сумей перевести их вправо-влево да еще и с поворотом туловища.

   На подаче участницы Олимпийских игр не показали ничего нового. Если знаменитая планирующая подача «Ничибо» некогда ставила в тупик соперников — сколько мячей выигрывали японские волейболистки непосредственно с подачи! — теперь силы сторон здесь уравнялись. Взять хотя бы финальный матч СССР — Япония. Наша команда выиграла с подачи три мяча, проиграла четыре. Ощутимого превосходства соперницы не имели.

   Словом, подачей сейчас никого не удивишь, приемом тоже. Дополнительные ресурсы прогресса современного волейбола заключаются в продолжении, развитии атаки. У нас хороший прием, наши волейболистки сильны у сетки. Но этого недостаточно. Против двойного блока в течение полутора часов не напрыгаешься, нет-нет да тебя закроют, и тут надо искать продолжение атаки. Каким образом? Прежде всего страхующим занять такие места, чтобы вокруг нападающего не было и намека на вакуум, чтобы каждый отскочивший от блока мяч возвращался в линию нападения и пробивался снова. Тогда уже соперницы вволю напрыгаются, то и дело ставя блок, да и успеют ли еще это сделать?

   В игре наших клубных команд мы частенько видим страхующих в роли этаких сторонних наблюдателей. Так и написано у них на лице: «Что мне там делать, раз наш бомбардир вышел на удар, считай, очко в кармане». Когда же бомбардир попал в блок, страхующие, как бы очнувшись, бросаются за мячом, но чаще всего бывает уже поздно.

   На площадках Монреаля как-то тускло выглядел европейский волейбол. Как следствие — и представлен он был, не считая сборной СССР, всего двумя командами. Сравнительным же успехом сборная Венгрии в большей мере обязана турнирному счастью: окажись в одной подгруппе с ней сборная Кубы, и...

   Словом, европейские команды ничего нового не показали. Зато у посланцев Азии, в первую очередь, конечно, у японок, поучиться не грех. Между прочим, и мы можем кое-что предложить для предметных уроков соперницам. Я уже говорил об игре в «зоне» — куда ж это годится, что нашим оружием японки овладели лучше нас самих! А великолепная связка ворошиловградской «Звезды», получившая кодовое наименование «взлет»! Помните, над сеткой буквально взлетает Наталья Еремина и бьет по восходящему мячу, буквально выложенному ей Евгенией Назаренко.

   Я ни разу не видел, чтобы японки пробивали по восходящему мячу, как не видел, чтобы хоть кто-нибудь принял такой удар Ереминой. Беда лишь в том, что «взлет» этот применяется эпизодически. Между тем такие сложные эффективные приемы, как «зона», «взлет», и т. п., должны занять прочное место в арсенале наших клубных команд. Тогда и сборная сможет достойно подготовиться к встрече с нашим главным соперником на 0лимпиаде-80.
 
Валентин ХОХЛОВ,
тренер сборной СССР 
 

                                               

Волейбол СССР

  • Обратная связь

Советский волейбол

1927 волейбол, 1935 волейбол, 1937 волейбол, 1957 волейбол, 1958 волейбол, 1964 волейбол, 1968 волейбол, 1975 волейбол, 1976 волейбол, 1978 волейбол, 1982 волейбол, 1988 волейбол, Александр Банов, Александр Белоногов, Александр Ермилов, Александр Кармановский, Александр Маментьев, Александр Портной, Александр Поташник, Александр Русанов, Александр Савин, Александр Таль, Александр Цимлов, Александра Чудина, Александра Шебанова, Алексей АФАНАСЬЕВ, Алексей Якушев, Алиса Галахова, Алиса Крашенинникова, Анастасия Долинская, Анатолий Закржевскии, Анатолий Полищук, Анатолий Седов, Анатолий Чинилин, Анатолий Эйнгорн, Андрей Ивойлов, Анри Ожар, Антонина Моисеева, Антонина Рыжова, Антонина Яшина, БУРЕВЕСТНИК (Алма-Ата), БУРЕВЕСТНИК (Одесса), БУРЕВЕСТНИК (Харьков), Борис ЛЕОНОВ, Борис Ломоносов, Борис Нольде, Борис Терещук, Важа Качарава, Валентин Кравченко, Валентин Полянский, Валентин Салин, Валентин Филиппов, Валентин Хохлов, Валентина Виноградова, Валентина Макарова, Валентина Мишак, Валентина Нилова, Валентина Осколкова, Валентина Свиридова, Валерий Калачихин, Валерий Кравченко, Вацлав Шмидл, Веема Айстере, Виктор Михальчук, Виктор ТЮРИН, Вильям Морган, Вильяр Лоор, Виталий Зенович, Виталий Коваленко, Владимир Андреев, Владимир Артамонов, Владимир Астафьев, Владимир Беляев, Владимир Власов, Владимир Гайлит, Владимир Горбунов, Владимир Иванов, Владимир Китаев, Владимир Кондра, Владимир Мокрушев, Владимир Мокрушов, Владимир Паткин, Владимир Саввин, Владимир Томашевский, Владимир Ульянов, Владимир Чернышев, Владимир Шкурихин, Владимир Шнюков, Владимир Щагин, Владимир Щербаков, Владислав Перцов, Владислав Шамшур, Всесоюзная коллегия судей по волейболу, Всесоюзная секция волейбола, Всесоюзная спартакиада школьников, Всесоюзные юношеские соревнования по волейболу, Вячеслав Зайцев, Вячеслав Платонов, Вячеслав СУЧКОВ, Вячеслав Фокин, Галина Ахматова, Галина Ельницкая, Галина Козлова, Геннадий Гайковой, Геннадий Гончаров, Георгий Гафанович, Георгий Мондзолевский, Георгий Мондзолевский. Семен Щербаков, Герман Смольянинов, Гиви Ахвледиани, Григорий Гранатуров, Григорий Цадыкович, Даймацу Хирофуми, Динамо (Москва), Дмитрий Воскобойников, Евгений АЛЕКСЕЕВ, Евгений Горбачев, Евгений Лапинский, Евгений Яковлев, Евгения Назаренко, Елена Потапова, Елена Чебукина, Ефим Чулак, Жанбек Саурамбаев, Жанбек Сауранбаев, Женская сборная СССР по волейболу, ЗВЕЗДА (Луганск), Зинаида Смольянинова, Золотое правило волейбола, Зоя Козлова, Иван Бугаенков, Иван Тищенко, Игорь Вишмид, Игорь Гуняев, Инна Рыскаль, Ираклий Ахобадзе, Ирина Кириллова, Ирина Колодяжная, Ирина Пархомчук, Ирина Ризен, Ирина Салихова, Йозеф Лабуда, КАЛЕВ (Таллин), Капитолина Федорова, Кира Горбачева, Клавдия Топчиева, Константин Рева, Кубок СССР по волейболу, Кубок европейских чемпионок, ЛОКОМОТИВ (Киев), ЛОКОМОТИВ (Москва), Леонид Тищенко, Леонид Щербаков, Лидия Болдырева, Лидия Логинова, Лидия Охриц, Лидия Сачкова, Лидия Стрельникова, Лилия Каленик, Лирика Иванская, Лия Каленик, Любовь Евтушенко, Любовь Тимофеева, Любовь Тюрина, Людмила Булдакова, Людмила Валентович, Людмила Гуреева, Людмила Мещерякова, Людмила Михайлова, Людмила Перевертова, Людмила Чернышева, Марат Шаблыгин, Марита Катушева, Мария Чичинадзе, Марк Барский, Мелития Кононова, Милития Еремеева, Мирон Винер, Михаил Амалин, Михаил Кочержинский, Михаил Крылов, Михаил Пименов, Михаил Сунгуров, Мужская сборная СССР по волейболу, Надежда Рогозина, Наталья Морозова, Наталья Пшеничникова, Нелли Абрамова, Нелли Щербакова, Нефтяник (Баку), Николай Арунов, Николай Буробин, Николай Герасимов, Николай Карполь, Николай Михеев, Нил Фасахов, Нина Козлова, Нина Мурадян, Нина Смолеева, Ничибо, Октай Агаев, Олег Антропов, Олег ЧЕХОВ, Олимпийский волейбол, Ольга Лещенко, Ольга Соловова, Павел Селиванов, Павел Шенк, Поль Либо, Порфирий Воронин, Радиотехник (Рига), Раиса Кошелева, Регина Моталикова, Роза Салихова, СПАРТАК (Ленинград), Святослав Валицкий, Семен Щербаков, Серафима Кундиренко, Сергей Аракчян, Сергей Буча, Сергей Гаврилов, Сергей Нефедов, Сергей Филиппов, Скайдрите Вегнере, Софья Горбунова, Спартакиада народов РСФСР, Спартакиада народов СССР, Такако Сираи, Тамара Пирогова, Тамара Самбурская, Тамара Тихонина, Татьяна Поняева, Татьяна Родионова, Татьяна Рощина, Татьяна Уткина, Тренажер волейбольный, Уралочка, Федерация волейбола РСФСР, Федерация волейбола СССР, Фуат Косимов, Фукунака Сашине, ЦСК МО, ЦСКА, Чемпионат СССР по волейболу среди мужчин, Эдуард Сибиряков, Эдуард Унгурс, Эллен Леонова, Эмиль Крепкер, Эуген Белов, Юниорская сборная СССР по волейболу, Юрий Арошидзе, Юрий Багон, Юрий Железняк, Юрий КЛЕЩЕВ, Юрий Недолинский, Юрий Поярков, Юрий Савченко, Юрий Соколов, Юрий Сотский, Юрий Старунский, Юрий Фураев, Юрий Худяков, Юрий Чесноков, Юрий Щербаков, Юрис Асс, Японская подача, анализ волейбола, блок волейбол, блокирование в волейболе, игра связующего, история волейбола, капитан команды Антонина Рыжова, кинограмма, команда МАИ, комбинации в волейболе, комбинация Морита, мастер спорта по волейболу, молодежная сборная СССР, одиночное блокирование, пас в волейболе, передача мяча в волейболе, периферическое зрение, планирующая подача, подача в волейболе, правила волейбола, прием мяча в волейболе, сборная РСФСР, сборная СССР по волейболу, связующий игрок, судейство в волейболе, техника волейбола, тренировка волейбол, удар в волейболе, чемпионат СССР по волейболу, чемпионат мира по волейболу, чемпионат ссср по волейболу среди женщин, чехословакии волейбол, эстонский волейбол, юмор волейбол, японский волейбол

Показать все теги

Популярное